Лонгрид Рустама Сиразетдинова
Путевые заметки, выпуск № 23
Участок маршрута: Диксон — Мыс Челюскина
#мы_с_челюскина
Ноябрьские праздники пролетели в томительном ожидании: когда-же «Михаил Сомов» наберет свою крейсерскую скорость? Но жизнь неумолимо вносит свои коррективы. По изначальному плану рейса № 7 (Восточный) мы должны были прибыть в Архангельск 31 октября, однако на календаре уже 10 ноября, а мы еще тащимся по льдам моря Лаптевых. Конечно, если бы не проводка сухогруза «Механик Пустошный», который дышит нам в кильватерную струю, шли бы быстрее. А так, практически, каждый час приходится останавливаться, давать задний ход и обкалывать льды вокруг нашего спутника.
Вот он наш собрат, попутчик и сосед — сухогруз «Пустошный».
Фото: Андрей Паршин
Во чреве «Сомова» стучат гигантские отбойные молотки, человек чувствует эту вибрацию каждой клеточкой тела. Особенно тяжело переносить ее ночью, когда днище судна проползает над огромными осколками льдин, словно по стиральной доске. Все эти движения корабля сопровождаются зловещим скрежетом толстой стали… К счастью, все это абсолютно безопасно.
Фото: Андрей Паршин
Самым сложным для проводки кораблей считается пролив Вилькицкого. Он разделяет полуостров Таймыр в районе мыса Челюскина и архипелаг Северная Земля. Именно здесь море Лаптевых граничит с Карским. Бесконечные торосовые надстройки, толстый лед, крепчайший мороз (30 градусов и более). Все это существенно задерживает движение судов. Нас же радует, что пока с каждыми прошедшими сутками мы все ближе к привычным нам часовым поясам. До и дело из радиорубки корабля сообщают о переводе стрелок на очередной час назад. Полярная ночь совсем ненадолго дает нам возможность хоть что-то увидеть на горизонте. Самое светлое время суток теперь для нас — это 11 часов утра по корабельному времени. В 12:00, то есть в полдень, уже темно! Солнце в Арктике в это время года даже не выглядывает из-за горизонта, видны лишь слабые отблески его лучей.
Иногда не понять когда это луна, а когда солнце…
Фото: Андрей Паршин
Мировой океан и моря ведут между собой вечную борьбу. Он глотает их, а они яростно сопротивляются, отгораживаясь островами и архипелагами. Последние, словно крепости, и проливы между ними — арены жестоких схваток! В таких точках на морских картах, особенно, в северных широтах и сложнее всего капитанам судов. Так было всегда.

В связи с этим нельзя не вспомнить экспедицию Георгия Львовича Брусилова 1912−1914 годов на паровой шхуне «Святая Анна». Ее участники планировали первыми в истории пройти по Северному Морскому пути под российским флагом. До этого это удалось сделать только шведам. «Анна» вышла летом 1912 года из Петербурга и, обогнув Скандинавский полуостров, бросила якорь в Александровске-на-Мурмане. Там, экспедиционеры пополнили запасы продовольствия и угля и 10 сентября последовали на восток. Уже 17 сентября шхуна проходила через пролив Карские ворота. Через неделю ее зажало во льдах у западного побережья Ямала. «Святая Анна» начала свой трагический дрейф на север и северо-запад.

Весной 1914 года шхуна застряла севернее архипелага Земля Франца-Иосифа, там, Северный Ледовитый океан и Карское море ведут свою жестокую схватку.

Часть экипажа осталась на судне, а отряд из 11 человек, который возглавил штурман Валериан Альбанов, отправился по льдам в южном направлении. В долгом и трудном пути девять полярников погибли, но самому Альбанову и матросу Конраду повезло: они были спасены экспедицией Георгия Седова. Седовцы возвращались на материк после зимовки на острове Гукера.

В 1917 году в Петербурге была издана книга Валериана Альбанова «На юг, к Земле Франца-Иосифа!» В ней подробно описаны все перипетии этого полного драматизма путешествия. Отмечу, что до «Святой Анны» в этой крайней северо-западной части Карского моря не ходило ни одно судно! Научные материалы, собранные Альбановым имели важнейшее значение. Они позволили систематизировать сведения о северных течениях, определить границы материковой отмели. На основании наблюдений штурмана было открыто неизвестное Восточно-Шпицбергенское течение.
Сочетание рукотворное и нерукотворного.
Фото: Андрей Паршин
На часах 20 часов 30 минут. Сегодня нагрели баню-сауну. Распаренный поднимаюсь с нижней палубы на жилой уровень: навстречу матросы. Все шумно обсуждают очередные всполохи северного сияния. В каюте Саня как ни в чем не бывало смотрит очередной видеофильм. Узнав от меня новость, тут же одевается и стремглав мчится на бак. Через полчаса возбужденный и промерзший до мозга костей демонстрирует мне новые снимки этого арктического чуда. Трудно оставаться равнодушным к этому природному явлению! По иссиня-черному небу, словно живое переливается золотисто-зеленым полупрозрачная полоса…

Древнегреческая пословица гласит: «плавать по морям необходимо, жить не так уж необходимо». Нам с Саней все-же хочется жить, причем, в нормальных земных условиях! Но с каждым днем эта перспектива отодвигается на более дальний план. Мы опять точим лед, а за бортом завывает лютая метель. Вьюжит так, что иллюминатор похож на выкрашенный белилами круг. В полдень по корабельному радио сообщают важную информацию. «Михаил Сомов» стопорит машины на одну неделю: будем ждать в этой точке формирования каравана и прибытия атомного ледокола «Вайгач». В связи с дефицитом воды, просьба ее экономить (читай: «прощай, душ!»). Ориентировочное прибытие в Архангельск — 30 ноября». Новости не радостные, но что поделать…
Лед весьма настойчив. Фото: Андрей Паршин
12 ноября. Творится что-то непонятное. Почему, почему не стоим? Двигаемся! Даже в полной темноте видно нагромождение торосов, толщина льда доходит до семидесяти сантиметров, но мы чудесным образом не стоим! Шаг назад, два шага вперед, шаг назад, два опять вперед… Узнаю у экипажа: вчера ночью по арктической трассе прошел гигант-газовоз и резко изменилась погода. Западный ветер разогнал льды, открылась тропинка домой! Успешно проходим злополучный пролив Вилькицкого с его баррикадами, минуем мыс Челюскина. Что ж, можно сказать, вырвались из ледового плена…

Накануне, перевели стрелки еще на час назад и теперь корабельное время совпадает с моим родным «уфимским». По долготе Уфа, Башкирия почти под нами. Но точной вертикали мы достигнем в районе Новой Земли. Это радует! Снаружи, за переборками корабля почти ни единой льдинки — чистая вода. Шумит ветер, в сгущающейся тьме привидениями несутся белые гребни волн. Домой!
Пока судно стоит можно и «порулить»!
Фото: Арсентий Лапшин
Несколько часов простояли во льдах без движения. Жизнь коротка, незачем ее подгонять, но и медлить нельзя: хочется все-же побыстрее добраться до твердой земли. Вчера мы прошли мыс Челюскина, но ночью вновь вместе со льдами, зажавшими нас, мощное течение, а его скорость достигает почти трех узлов в час, «Сомова» снесло на исходную точку. Мыс Челюскин — опять двадцать пять!

Ледовая обстановка постоянно меняется, и мы даже не знаем от чего это зависит. Вот опять обнадеживающе застучали моторы: набираем скорость до 8 узлов!

Сегодня с Саней Кащеевым спустились в машинное отделение. За разрешением на съемку пришлось обратиться к «Бате» — главному механику «Сомова» Геннадию Баронову. Машинное отделение — сектор повышенной опасности: кругом металлические конструкции, агрегаты под высоким напряжением, движущиеся детали. Того и гляди получишь травму. В принципе, это целый мини-завод по производству энергии, но только внутри судна. Правда, несмотря на всю эту мощь, тяги порой не хватает, чтобы преодолеть сопротивление льдов.
Технические характеристики:
4

Главных двигателя
2024

Запасы топлива (тонн)
11,40

Скорость (узлов в час)
14 135

Водоизмещение (тонн)
Мы устроились в кильватерную струю газовоза. Фото: Андрей Паршин
«Сомов» летит по водной трассе, которую пробил идущий впереди караван с газовозом, возвращающийся, по словам помощника капитана, с Багамских островов. Мы торопимся догнать его, держаться как можно ближе, чтобы идти в кильватерной струе. Увы, уже под утро безнадежно отстаем и упираемся в огромные торосы! Скорость встречного течения доходит почти до трех узлов в час — мы уже не топчемся на месте, а потихоньку дрейфуем назад. Видимо, все-таки придется ждать помощи атомного ледокола. Пошел снег…

Всю ночь «Сомов» спал вместе со своим экипажем. Утром завелись двигатели. Уже в третий раз мы проходим ставший для нас своего рода рекурсией мыс Челюскина. Пытаемся прорвать блокаду. Арктика диктует свои условия на своеобразной шахматной доске океана, где белых полей намного больше… Как бы там ни было, путешествовать стоит хотя бы ради того, чтобы потом возвращаться домой.
Фото: Андрей Паршин
Сегодня у меня особенный день. 16 ноября. Я разменял седьмой десяток. Никогда не думал, что встречу свой шестьдесят первый день рождения в Арктике, да еще на борту «легендарного» полярника «Михаила Сомова»! С утра ворчание двигателей сменяется приглушенным гулом, возрастающим по мере увеличения оборотов. К нему прибавились новые звуки: кто-то стучит на верхней палубе. Это члены экипажа вышли на борт и сбивают лед, который за последние дни покрыл такелаж, фальшборты, краны и корабельные конструкции. Обледенение. Между тем, весь день я получаю поздравления от родных, друзей и знакомых. Число комментариев в социальных сетях перевалило за две сотни. Вышел на палубу поймать свежий морозный воздух Арктики. Он настолько морозный, что сперло дыхание и пробрало до самых костей. Но стоило, в каюте подключить телефон к интернету и сразу стало тепло на душе от дружеских пожеланий…

Если судно идет со скоростью три узла в час, человек хорошим шагом обгонит его и еще подождет немного прибытия на финише. «Сомов» движется сквозь льды именно с такой скоростью. Да еще мешает встречное течение, скорость которого составляет 2,8 узла. Мы практически стоим на месте с работающими двигателями. Льдины то тихо шуршат, проходя вдоль бортов, хрустят и раскалываются под форштевнем, то кувалдами бьют по днищу. Сегодня позвонили ребята, они сейчас в Эльтоне, проходят Волгоградскую область. У них тоже холодно, не так, конечно, как в Арктике. Ждут, когда же мы с Саней к ним присоединимся. Ежедневно экспедиция «РоссиЯ — 2021» на втором велосипедном этапе проходит до 150 километров. Успеем ли мы оседлать до финиша свои велосипеды?

Вокруг необъятная ширь пустынного моря и звездное небо. Ото льдов несет холодом…
Продолжение следует…
Рустам Сиразетдинов
Журналист экспедиции «РоссиЯ — 2021»
Я много лет являюсь членом Союза журналистов и Русского географического общества. Участие в экспедиции «РоссиЯ — 2021» для меня имеет очень большое значение. Раньше я считал, что объять необъятное невозможно. Теперь уверен, что это нужно хотя бы попытаться сделать. Каждый уголок нашей страны имеет свой неповторимый облик и шарм, обладает своим секретом, хранит свою тайну. Увидеть, познать и передать увиденное всем россиянам — такой я вижу свою роль в этой экспедиции.
Справка:
Организаторы экспедиции «РоссиЯ — 2021» — Федерация спортивного туризма России, Русское географическое общество и Министерство просвещения РФ.

Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Партнерами выступают образовательный центр «Сириус», Всероссийский институт генетических ресурсов растений имени Н. И. Вавилова, Курорт Красная Поляна, авиакомпания Utair, Институт географии РАН, телеканал «Моя планета», «Бессмертный полк России», Финансовый университет при Правительстве РФ, проект «Молодые лидеры будущего», Ассоциация пресс-служб Краснодарского края и др. Руководит экспедицией Константин Мержоев, координаторами являются Алексей Ярошевский, Иван Чайка и Христофор Константиниди.

Фотографии, сделанные за время путешествия и демонстрирующие многообразие и красоту природы, войдут в книгу «Живописная Россия». Также по итогам экспедиции планируется выпустить документальный фильм.